Говорят, что рок умер. А если и нет, то находится в состоянии стагнации, стоит на месте. Что сможет его спасти от окончательного вырождения? Возможно, те, кто ещё верит в то, что рок-музыка способна удивить слушателя хоть чем-то новым, уникальным. Те, кто не стремятся заработать на своем творчестве и верят в перспективы развития данного направления.

Оказывается, для этого не нужны группы, концертные площадки и дорогие продюсеры. Все можно сделать в одиночку. Кировский композитор Константин Арапов пишет рок-музыку под псевдонимом "Cat-X" именно так.

"Пока все играли «Кузнечика», я разучивал песни Nirvana"

В Кировск Константин переехал из Заполярного, устроился работать на рудник, заработал денег, купил помещение и оборудовал полноценную студию звукозаписи, которую гостеприимно согласился показать и заодно рассказать нам о своем детище.

Пока шли к студии, музыкант поделился, что гитару взял в руки в 7 лет. Все азы осваивал сам: помогли самоучители и магнитофонные записи.

«Учился самостоятельно. В семь лет впервые взял гитару, и меня от неё уже было не оторвать. Занимался по старым книжкам, где были изображены все основные аккорды. Освоил игру довольно быстро. Позже, когда наработал себе музыкальный слух, включал любимые песни и подбирал аккорды, соло-партии самостоятельно. К песням группы «Кино», например. Так и научился», - рассказывает музыкант.

Впрочем, попытка учиться в музыкальной школе тоже была. Только хватило Константина ненадолго. Всех детей учили играть «В траве сидел кузнечик», а он уже исполнял на гитаре композиции группы Nirvana - Курт Кобейн крайне вдохновлял Константина. Репертуар образовательного учреждения показался слишком пресным, и музыкант ушел после четырех занятий. После, в 13 лет, начал заниматься музыкой профессионально, стал записывать свои первые песни на магнитофон.

Путь одинокого музыканта

За время своей музыкальной карьеры Константин успел побывать участником двух коллективов. Более того, ему даже удалось дать концерты по городам северо-запада России и в Москве, но после отношения с коллективом не сложились. «У меня с другими участниками группы были разные интересы. Я хотел записывать песни по-своему, а они иначе, и поэтому покинул ряды коллектива», - вспоминает музыкант.

Тогда-то рокер и принял решение писать музыку самостоятельно. Раз уж найти общий язык с другими участниками группы в вопросах поиска подходящего звучания крайне сложно, он освоил программы для записи музыки и начал с её помощью писать партии баса, клавишных и ударных самостоятельно, накладывая на них «живые» голос и гитару.

Против насилия

Внутри студии всё обставлено первоклассно: хороший компьютер, гитары, синтезатор, микшер, цифровой гитарный процессор, стены обиты специальным акустическим материалом для поглощения звуковых отражений, а где его нет - обвешаны дисками с любимыми группами и плакатами с Кобейном, группами Slipknot и Korn.

Около гитар висит огромный муляж револьвера. Впрочем, сам владелец студии говорит, что категорически против агрессии: «В первых своих песнях я часто использовал слова «круши», «ломай» и др., то есть агрессивная тематика у песен была, но я вообще-то очень добрый человек, против оружия, против насилия»

Так как музыкант занимается исключительно записью песен, не выступает и распространяет свои песни за деньги, вероятности, что вложения в технику когда-нибудь окупятся через его творческую деятельность, нет. При этом главный стимул для совершенствования студии – само качество звучания композиций.

«Слышали бы вы мои песни несколько лет назад! Они не нравились мне именно по качеству записи. С каждым годом, закупая новую аппаратуру, я рос уровнем всё выше и выше. И сейчас с нынешним оборудованием качество звука стало ещё лучше, чем раньше. Мне и самому приятнее слушать, и не стыдно выставлять свои песни напоказ публике в сеть», - говорит он.

«Протестую против девушек, игнорирующих чистые, искренние чувства»

Рок – музыка протеста. Так сложилось за десятилетия становления культуры направления. Кировский же музыкант отмечает, что он вне политики и провокаций. На первом месте у него звучание, на втором – тексты, большая часть которых посвящена теме любви. Впрочем, протесту, оказывается, есть место и в лирике.

«Протестую, наверно, против девушек, которые не отвечают взаимностью на чистые, искренние чувства, если можно так выразиться. Такие тексты у меня легко кладутся на бумагу. Почему-то стихи на данную тематику начал писать ещё в детском возрасте. Не знаю, с чем это связано. Теперь только про это почти и пою», - объясняет Константин.

О том, чтобы собирать огромные залы с выступлениями даже не задумывается – вариант творить в одиночку и выкладывать музыку в сеть его полностью устраивает. Хотя, если подумать…

«Если бы выступал, то хотелось бы что-нибудь взрывное на сцене сделать, дабы публика ахнула! Такого шоу в России нет, но было бы интересно посмотреть. А нет, потому что это дорого, к сожалению», - рассуждает музыкант.