Вековая эпопея появления национального парка в Хибинах — на финишной прямой. Постановление о создании особо охраняемой природной территории (ООПТ) находится на подписании в правительстве Российской Федерации. Ушло на это всего каких-то 100 лет.

- 1 ноября 1917 года (по старому стилю 19 октября) состоялось официальное обсуждение докладной записки Вениамина Петровича Семенова-Тян-Шанского «О типах местностей, в которых необходимо учредить заповедники типа американских национальных парков...». Первым среди рекомендованных к созданию назывался национальный парк в Хибинских горах, - рассказывает председатель совета Кольского центра охраны дикой природы Виктор Петров.

Создание ООПТ федерального уровня — очень длительный и сложный процесс, но сейчас уже пройдены все стадии массовых согласований, экспертиз и общественных слушаний. Даже если из правительства постановление вернут на доработку в Минприроды РФ, это займет всего несколько месяцев.

- Сейчас шансы очень велики, потому что и министру природы Донскому, и губернатору Мурманской области Марине Ковтун, которая звонила и узнавала, обещали, что все будет сделано до конца февраля. Минфин пишет везде отрицательное заключение: денег нет и не будет, но это традиционно, они на все так пишут, на какие-то новые идеи, - говорит руководитель Баренц-отделения WWF Олег Сукайтис.

Долгая дорога к парку

Впрочем, на этом долгая дорога к парку еще не завершена. После подписания постановления правительства РФ о создании ООПТ пройдет еще какое-то время, прежде чем будет создано само учреждение – администрация парка. Финансироваться оно будет за счет федерального бюджета.

- В национальном парке «Паанаярви» (Карелия) в марте было подписано соглашение, а в июне уже начали набирать штат, но это было 25 лет назад. Здесь я могу вам прогнозировать, что пока у вас не будет какого-то плана и главы, ничего не начнется. Деньги дадут, а деньги у нас выделяют бюджетные и, как правило, уже со следующего года. Так что все не быстро. Да штат наберут, но первые аншлаги, это оптимистичный вариант, если через год, - говорит заместитель директора нацпарка «Паанаярви» Наталья Бижон.

Карельский нацпарк — самый ближайший к нам, его часто приводят в качестве примера удачного сочетания охраны природы и развития туризма. Именно сюда проектировщики парка в Хибинах из Баренц-отделения WWF возили несколько лет заполярных чиновников, чтобы показать, каким мог бы стать наш нацпарк. Говорят, что увиденное вдохновило ныне покойного министра природы Мурманской области Алексея Смирнова, что создание наконец-то сдвинулось с мертвой точки. Сейчас, когда Хибины почти приобрели заветный статус, можно еще раз взглянуть на «Паанаярви», чтоб на его примере показать, какими будут Хибины.

Сохранить нельзя разрабатывать

Во-первых, надо понимать, что охранный статус нужен Хибинским горам для того, чтоб промышленные разработки и бесконтрольное выделение участков под аренду (в том числе и для коттеджных поселков) не разрушили природный комплекс. У любителей горных походов до сих пор остаются вопросы и недовольства: «Не хотелось бы за год записываться, чтоб посетить Хибины».

-  Лучше записаться за год, чем, если через год посещать уже будет нечего, - парирует Олег Сукайтис.

Виктор Петров, в свою очередь, уверен, что о записи за год речи быть не может. Скорее всего, разрешение на посещение парка администрация будет выдавать автоматически, рассматривается и вариант использования sms-сервисов. Сколько оно будет стоить – вопрос пока открытый. Скорее всего для жителей Апатитов и Кировска оно будет бесплатным, жители Мурманской области будут платить какую-то символическую сумму, туристам из остальной России и иностранцам обозначат свою таксу.

Нацпарк как бизнес

Посмотрим, как это реализовано в «Паанаярви». В ближайшем к нацпарку населенном пункте Пяозерский находится визит-центр парка. Очень уютный двухэтажный дом с музеем, кабинетами сотрудников и аудиториями. Здесь все желающие посетить парк оформляют разрешения на посещения и заказывают-оплачивают другие услуги. От прогулок по тропам с экскурсий до водных походов по озеру. За само разрешение на пребывание денег не берут, но некую сумму в визит-центре оставить придется, даже если туристы планируют ночевать в своих палатках.

За это, впрочем, есть и некие поблажки, отсутствующие, к примеру, сейчас в Хибинах. На территории Паанаярви постоянно дежурят сотрудники парка, к которым можно обратиться за помощью и связью. Тропы на маршрутах оснащены деревянными настилами и навигацией. Оборудованы палаточные стоянки и парковки для машин.

- В среднем в сезон каждый турист оставляет около 2000 рублей, - отмечают в нацпарке «Паанаярви». Не такая уж большая сумма за комфорт.

Естественно, любая хозяйственная деятельность, кроме туризма, на территории нацпарка запрещена. Есть и другие запреты – например, на передвижение снегоходов и квадроциклов вне проложенных маршрутов или на разведение огня в неположенных местах. Но это вопрос безопасности. Каждого туриста «Паанаярви» подробно инструктируют и подписывают с ним договор.

На туристах «Паанаярви» зарабатывает около 11 млн рублей в год, тратит в 4 раза больше. Все финансирование идет из федерального бюджета. Сотрудников в ФБУ всего 39. Большинство работает за пределами визит-центра – это инспекторы и экскурсоводы. Они же сами строят на территории парка «карельский дом» и «финский хутор» - уникальные объекты, в которых сохраняют быт коренного населения таким, каким он был 100 лет назад.

Минус 67 тыс. гектаров

В «Хибинах» это могли бы быть саамские поселения. Впрочем, за время долгих согласований и уступок из первоначального проекта национального парка пропала ловозерская часть, в которую должна была войти важная саамская святыня – озеро Сейдявр. Ситуация вообще интересная. На исключении ловозерской части из проекта национального парка настаивали вице-губернатор Мурманской области Григорий Стратий и экс-министр природных ресурсов Эльвира Макарова, покинувшая свой пост после коррупционного скандала. Как рассказывает Олег Сукайтис, региональные власти намеревались развивать на территории туризм в своем видении и представлении.

- Почему-то у них была установка, что нельзя отдавать территорию федералам, - говорит он.

В итоге договорились: экологи проект нацпарка Хибин сокращают, а правительство региона обязуется расширить границы существующего Сейдозерского заказника максимально до научно обоснованных. Первые свою часть выполнили, вторые – под руководством Макаровой - пытались даже сократить территорию заказника, но не смогли обосновать. Никто из ученых, как говорится, не взял грех на душу.