Именно так назвал происходящее между ним, бывшей супругой и сыном Максимом Алексей Л. Изначально об этой истории читатели ОпенТаун узнали из заметки про «похищение ребенка» : в социальных сетях жительница Апатитов «поблагодарила» водителя машины, который помог увезти ее сына в неизвестном направлении. Разумеется, мы не могли пройти мимо подобного. Как пояснили сотрудники полиции, речь шла не о киднеппинге — это просто родители в разводе все никак совместного ребенка разделить не могут.
 
Через пару дней героиня этой заметки Любовь Ш. вышла на связь с журналистами ОпенТаун. Она рассказала : «простой» сложившуюся ситуацию назвать нельзя. В противоборство за сына Максима втянуты уже сотрудники кировской и апатитской полиции, органы опеки, инспекторы по делам несовершеннолетних. Были суды… 

... После этого и отец ребенка — Алексей Л. потребовал дать ему слово. Версия всего происходящего у него разумеется, своя. Причем во многих местах — диаметрально противоположная уже озвученной ОпенТаун. И если по мнению Любови, причина всех бед в том, что Алексей — хронический безработный с крайне сложным характером, то не последнее место среди виноватых у ее бывшего мужа занимает теща, именуемая кратко Св.Ив. 

— На протяжении нашей совместной жизни после посещения Сидоренко (видимо, адрес мамы бывшей жены, – Авт.), у нас всегда возникали конфликты, моя ненаглядная приходила домой без настроения.


… В общем, жили — сына нажили. Развелись, еще пожили. Потом бывшая жена окончательно ушла к Св.Ив — и начались проблемы. Вот тут, дорогие читатели, и начинается самое странное. Все наиболее острые моменты борьбы за сына, которые нам рассказала по телефону Любовь, нашли отражение и в исповеди Алексея. Но, разумеется, с противоположной трактовкой. 
На текущий момент претензий к матери своего сына у Алексея уже не меньше, чем у героини наших предыдущих публикаций. По мнению собеседника ОпенТаун,  это и «устройство своей личной жизни  — превыше всего», и зависимость от матери, а еще патологическая ложь.  Алексей уверен: его оболгали и перед судом, и перед инспекторами по делам несовершеннолетних, а теперь, в завершение, еще и «ославили» в Интернете. 

— После суда я месяц не видел сына, мне просто не давали с ним общаться ни по телефону, ни в живую. Любовь вызвали на комиссию, где предупредили, но толку! Отдел опеки неоднократно беседовал с ней и со мной — толку нет, в полицию ходим как к себе домой.

Переслушиваем запись беседы с Любовью: уставший женский голос убеждает, что никаких таких препятствий общения с ребенком с ее стороны не было, напротив, это отец появлялся в жизни сына стихийно «когда ему захочется». 

А что же по поводу самого вопиющего момента: «похищения» ребенка с криком мальчика: «Мне больно!»? 
— В пятницу вечером мы с Максимом договорились, что в субботу мы идем гулять. Л.все прекрасно слышала, так как включается громкая связь, — рассказывает Алексей. —  Но с 12.00 и до 17 ч в субботу я не мог дозвониться до сына, просто не бралась трубка. 

До сына Алексей смог дозвониться лишь вечером и узнал, что он с матерью в гостях у подруги в Кировске. Договорились встретиться в воскресенье — с утра опять долго не мог связаться с сыном. «Только в 13.40 Максим ответил, что он все еще в Кировске, а мама только спать легла, они пиво пили! Попросил, чтобы я его забрал». По словам Алексея, он пытался предупредить экс-супругу о том, что едет — не получалось. Приехал уже вместе с полицией, но хозяйка квартиры сказала, что гостей уже нет. Зато когда Алексей дозвонился в очередной раз до сына, тот подтвердил: он все еще в Кировске, просто ему сказали тихо сидеть, когда приехала полиция!

В итоге, в полицию в тот день Алексей обращался четыре раза, но определить месторасположение сына так и не смог. Поэтому остался караулить у дома подруги Любови в Кировске, где уже вечером и увидел экс-супругу, выходящую вместе с сыном из дому. «Макс увидев меня, сразу захотел ко мне. Но Л.попыталась взять его на руки. Он уже охватил меня за шею, именно она пыталась за ноги оттянуть его от меня!».
Алексей утверждал, что от матери Максима пахло спиртным. 

Когда он сел в машину вместе с сыном, то уже по традиции поехал в полицию «сдаться». После, предупредив инспектора по делам несовершеннолетних о желании Максима побыть с отцом, поехали домой. Вот и все похищение… 

«За своего сына я буду бороться до конца! — убеждает Алексей. — Не смотря ни на что, даже на угрозы тещеньки в адрес моего старшего сына». Он убеждает:  все усилия до последнего времени направлял исключительно в интересах сына. Именно по просьбе маленького Максима он пытался восстановить отношения с бывшей супругой: записывал видеообращения, посылал ей розы, высылал фотографии сына, когда тот был у него в гостях. В ответ — оскорбления, угрозы, постоянная клевета в его адрес: от переживаний давление зашкаливает и развился тромбофлебит правой ноги, а это трактуется как запой. А теперь еще и угрожают лишить родительских прав... 


… Перечитывая подчас сбивчивые ответы Алексея на наши вопросы, невольно обращаешь внимание:  объект спора — сына Максима — он называет ласково, причем не единожды «наш». Разумеется, это вряд ли перечеркнет жалобы его бывшей супруги в неуплате алиментов, систематических унижениях и странностях характера. Но этот человек явно любит сына...

 Мирить бывших супругов при таком размахе страстей — последнее, и уж точно не журналистское дело. Как и, наверно, продолжать эту историю, давая слово упомянутой Св. Ив, соседям, инспекторам или полицейским. Но на эту вопиющую ситуацию  стоило бы более пристально обратить внимание органам опеки и все-таки попытаться выступить медиатором между враждующими родителями. Ведь на кону — здоровье и психологический комфорт и так не самого здорового и счастливого ребенка. А его родителям без помощи специалистов из этой  «Санта-Апатиты» уже вряд ли выкрутиться...

фото с сайтов pxhere.com, tribuna.nad.ru, svidetel24.info