Первым начальником противолавинной службы в Хибинах был Зеленой Илья Константинович, работавший в Главной геофизической обсерватории Петербурга. Его пригласили в Хибины после того, как в 1935 году погибли около 80 человек при сходе лавины в посёлке Кукисвумчорр. Опорной базой  стала метеостанция Юкспор.

После гибели горняков под лавиной 16 февраля 1938 года были арестованы начальник рудника М.И.Борушко, его заместитель С.В.Зелинский и начальник Снежно-метеорологической службы комбината «Апатит»  И.К.Зеленой.

Вот что рассказала об аресте Зеленого его жена Тамара Ивановна Соколова, работавшая также в Снежно-метеорологической службе. «Я не знаю точно, когда арестовали Борушко и Зелинского, но Илью Константиновича в конце рабочего дня вызвали в местное НКВД для доклада.

 Он ушел туда со своими материалами. Много позже мы узнали, как было дело. Оказывается, когда Зеленой показал все свои материалы и указал на причины катастрофы, его отпустили домой, но едва он дошел до двери кабинета, следователь сказал ему: «Подождите минутку», а сам вышел в соседний кабинет.Вернувшись оттуда, он бросил коротко: «Мы решили Вас задержать!»

 На следующую ночь к Тамаре Ивановне пришли с обыском. Взяли фотографии, несколько книг. Она больше всего боялась, что обратят внимание на книгу, которая называлась «Род Зеленых». Только этого сейчас не хватало – узнать родословную задержанного! Ведь род Зеленых имел старинные дворянские корни. Выходцы из него особенно проявились в ратных делах, командуя военными кораблями и флотилиями.



Его дед, капитан первого ранга и флигель-адъютант, состоял воспитателем императорских детей, великих князей Константина, Дмитрия и Вячеслава. Его  отец также был флигель-адъютантом,полковником элитного Преображенского полка. В 1938 году такие факты из биографии любого, попавшего в руки чекистов, стали бы крайне опасными. Однако,тот чекист, который вертел в руке эту книгу, не удосужился ее раскрыть и,  в конце концов, отложил  в сторону

Следствие тянулось больше года. Не повезло Зелинскому – его расстреляли в том же, 1938 году, как польского шпиона. На Зеленого и Борушко собирался компромат, но к чести всех, кого допрашивали,  ни один из них не усомнился в невиновности своих начальников. Тем не менее,  от подследственных добивались признания того,что они работали по заданию иностранных разведок, т. е. были «врагами народа».

Зеленой вел себя в тюрьме мужественно и стойко, а это были пресловутые ленинградские «Кресты». Его всегда выбирали старостой камеры. Будучи высокообразованным человеком, Зеленой стал учить товарищей по камере математике и французскому языку. 

Неизвестно чем бы все это кончилось, но в это время был снят со своего поста сталинский нарком внутренних дел Ежов и, чтобы несколько сгладить жуткие впечатления от «кровавого террора», начали пересматривать отдельные дела и выпускать некоторых людей.

  В этот «обратный поток» попали Зеленой и Борушко, которые вышли на волю, как говорится «без суда и следствия».

Когда Зеленому сказали: «Вы свободны!»,  он ответил: «Этого мало! Вы меня сюда привезли, вы меня и отвезете домой! У меня нет денег». Пришлось органам  раскошелиться на билет до Кировска.

Всю войну подполковник Илья Константинович провёл в армии, обеспечивая точную стрельбу артиллерии в лавиноопасных районах. До 1976 года работал начальником управления Гидрометеослужбы Северо-Запада, а в марте 1976 года стал почётным участником Третьей Хибинской конференции в Кировске, где выступил с докладом о первых годах борьбы с лавинами в Хибинах.

Добавлю. что я была лично знакома с этим мужественным человеком.

В тексте использованы дневниковые записи Ржевского  Бориса Николаевича.