Сегодня - день жертв политических репрессий. Для нашего города этот день особенный, поскольку начало  истории города в Хибинах было положено людьми, в массе своей, прибывшими сюда не по своей воле. Их называли "спецпереселенцы". 


Члены общества  "Мемориал" подготовили к публикации небольшую книгу "Мы родом из детства", в которую бережно собрали рассказы 15 старожил города Кировска. Редактором книги стала Зинаида Яковлевна Малыгина, бывший кировский учитель и филолог. В книге есть история и ее семьи. Сегодня мы представляем вам отрывок из этой книги - интервью с Ольгой Васильевной Насонвой (1926 г.р.)



"О себе я могу вспомнить только с возраста 5-6лет. Помню, что жили мы на хуторе (названия не помню) в Архангельской области в бедности и голоде. В доме не было мебели, спали на полу, а вместо посуды использовали черепки и старые горшки. На хуторе было всего 8 домов, ни магазина, ни связи с городом, ни электричества. Кроме меня, у моих родителей было еще четверо, двое постарше, я – средняя по возрасту. Двое старших ходили в школу за 5 километров, а на мне было все хозяйство, когда родители уходили на работу, да еще и присмотр за младшими детьми.

В 6 лет я должна была принести 10 ведер воды, подмести и вымыть домишко, присмотреть за младшими, приготовить лучину для вечера да еще и скотину накормить. Я вспоминаю Золушку из сказки, которой так же, как мне, давали задание на день. Ни одной минутки у меня не было свободной, а если я не успела что-то сделать, то отец меня строго наказывал.

Вечером отец при свете лучины плел лапти, а мама сидела за прялкой. Разрешили мне ходить в школу только до 4-х классов, так как в этот год умерла моя мамочка и учиться мне больше не довелось, хотя я очень любила ходить в школу. Стала я в 10-11 лет настоящей хозяйкой в доме: ведь нужно хлеб испечь для всей семьи, и корову подоить, и овец накормить, да еще в доме были куры и поросенок! Отец будил меня в 5 часов утра, чтобы затопить печь, нагреть воду, накормить скотину и дров напилить.

Старшему брату отец разрешил учиться, Ваня уехал в город Вельск, там закончил школу, а потом стал учителем. Сестра уехала учиться на курсы трактористов, а я опять занимаюсь непосильным трудом по дому, да еще рослую девочку 13 лет заставляли работать в колхозе. Я и плугом пахала, боронила, работала на сенокосе и молотьбе как взрослая.

Быстро взрослели дети во время войны, на хуторе оставались только женщины и дети. К тому же посылали еще и на лесозаготовки по очереди от каждой семьи. Меня в 15 лет послали за 50 километров от дома пилить дрова, а в напарницы мне дали взрослую женщину, которая не смотрела на мой возраст и покрикивала на меня, если я от усталости хотела отдохнуть. Хорошо, что отец спас меня от истощения и отхлопотал меня домой.

А дома мачеха появилась за время моего отсутствия, к тому же она ждала ребенка, и ей было трудно справляться с нашим большим хозяйством. Опять домашнее хозяйство легло на мои плечи, так как женщина не выдержала трудной работы и ушла из нашего дома, прихватив одежду моей любимой мамы. Впоследствии она родила мальчика, нашего брата.

Впряглась я опять в работу по дому и уходу за скотиной, опять у меня нет ни минутки отдыха….. Приходит очередь посылать кого-то на лесозаготовки от нашего хутора. Опять посылают меня в Архангельск на деревообрабатывающий завод, который работал круглосуточно. Но случилась беда: в мою смену перегорел мотор, а раньше могли за такое дело посадить в тюрьму. Вот мы и решили со своей подружкой бежать тайно с работы, незаметно пробраться на пароход, отходящий от причала. Спрятались за большой пароходной трубой, но нас заметили и высадили на берег. Что делать? Решили мы отправиться домой пешком, а идти–то нужно не одну неделю. Хорошо, что дело было летом, мы помогали в деревнях работать на огороде, и сердобольные люди кормили нас и даже дали хлеба на дорогу.

Недели через две добрели до дома, а там нас ждет сообщение, что нас нужно наказать за самовольную отлучку. Подружка была совершеннолетней – пришлось ей идти в тюрьму, а меня по молодости лет пожалели и отправили в город Хибиногорск на принудительную работу разнорабочей на Опытном заводе (тогда мне было 15 лет). Опять не повезло: украли мою рабочую карточку в общежитии! Директор Селезнев быстро перевел меня на другую работу в Кандалакшу, где мне и выдали хлебные талоны, что и спасло меня от голода.

Опять живу в общежитии без родных, переживаю тяготы войны, да еще и бомбежки с воздуха случались. Все работают для фронта, и я в свои 15 лет работаю наравне со взрослыми по погрузке и разгрузке вагонов, и мне дают взрослую хлебную карточку. В работе опять мне не делают поблажки на мой возраст, ведь мне пришлось рано повзрослеть.

Выучилась я работать на прицепном грейдере в 16 лет, и тогда меня послали, как специалиста, работать на станцию Лоухи. Там я и встретила окончание войны и прожила до 1951 года. В этом году получила вызов в город Кировск для работы в автотранспортном цехе. Только здесь я впервые получила Трудовую книжку с записью: рабочая дробильной установки.

Вредный цех и пыль сделали за многие годы свое дело: грыжа, больная печень, выпадение зубов, удаление желчного пузыря…. С такими «подарками» и вышла на пенсию.

Теперь нужно внуков поднимать, отдыхать некогда. Ведь сына и дочь я воспитывала одна (муж умер в возрасте 44 лет). Теперь помогаю растить внуков, а они меня радуют!

Иногда вспоминаю свою трудную жизнь, ведь в ней мало было радости, только непосильная работа и забота. Но унывать все же не хочу! Очень тянусь к общению с хорошими людьми, которые объединены в Хибинское общество «Мемориал». Здесь меня встретили, приветили, и это общение с хорошими людьми помогает мне жить и преодолевать жизненные трудности. На досуге сочиняю частушки на местную тематику и с удовольствием исполняю их на праздниках, которых так было мало в моей жизни. Спасибо моим товарищам, которые тоже многое пережили, понимают и не обижают меня!"

Чтобы издать книгу необходимы средства. Если у вас есть возможность помочь, пожалуйста, позвоните Зинаиде Яковлевне Малыгиной по телефону  560-61. Поможем сохранить историю!