Эту фотографию, где Иван Охлобыстин выступает в роли крутого кроухантера, опубликовал в блоге журналист Андрей Мальгин. Охлобыстин стоит в киношной позе, будто на съёмке боевика. Рядом – протоиерей Стефан Пристая, демонстрирует трофей. Бурление в российских интернетах состоялось знатное!



Естественны вопросы: Где? Когда? Зачем?

Мальгин сделал под фото надпись: «Иван Охлобыстин и благочинный Успенского округа Москвы протоиерей Стефан Пристая весело убивают ворон ради развлечения на территории храмов в Троице-Лыково, Москва».

Фото не новое, дело происходило в прошлом году.

Зачем? Вот это, наверное, главное во всей этой истории. Мальгин считает – «весело убивают ворон ради развлечения». Охлобыстин в Твиттере выдал свою версию:

- Меня попросили от санэпидемстанции. Вороны уничтожили гнезда всех остальных птиц. Рядом свалка. Ворон стало слишком много.

Объяснение принимается, но характеристики «весело» не отменяет. Пускай будет – по просьбе санэпидемстанции, но весело и задорно…

Фото раскололо обсуждающих. Часть обсуждающих возмущена поведением «живодёров в рясах»:

- Действо напомнило "Собачье сердце" Булгакова: "...вчера котов душили-душили, душили-душили...".

 - Отец Иван, похоже, под царя-батюшку Николая II решил косить, убвая ворон. Забыл, видимо, как тот кончил - отлилась ему кровь невинно убиенных птичек зверушек...

 - Ворона была геем!

Но есть у Охлобыстина и защитники:

- Наш человек, кроухантер! Уважуха Ивану!

 - Не люблю попсню и клоуна Охлабыстина-охламонина, но кархантинг это нормально. Вороны это летающие крысы. Ещё нигде и никому их не удалось извести этих вредителей никакими методами.

 - Просто очищают территорию, если надо... Понятно, веганы какие-нибудь будут в истерике. Таким дай волю, они бы и тараканов со стафилококками под охрану поставили.

Но самый трезвый взгляд, по моему мнению, такой:

- Киношных ролей этому клоуну явно не хватает.

Пускай из санэпидстанции попросили. Пускай по делу. Но к чему это фото? Это бахвальство и позёрство? И ладно бы Охлобыстин – актёр по жизни, в своём традиционном эпатажном амплуа. Но вы-то куда, протоиерей?