После выстрела в учителя географии десятиклассник Сергей Гордеев произнёс: «А теперь вопрос на оценку, почему он ещё не сдох? Я же его убил. Всем два балла!».

Рассказ свидетеля о кровавом инциденте, который произошёл вчера в школе №263 (Отрадное, север Москвы), опубликовал в блоге Станислав Садальский. В СМИ и соцсетях появляются и другие подробности драмы с участием отличника, потенциального золотого медалиста, спортсмена, тихони, воспитанного в религиозной семье… И внезапно явившегося в школу с винтовкой и охотничьим карабином.



Параллельно и СМИ, и депутаты (мгновенно проснувшиеся от традиционного безделья) начали разбираться в причинах драмы. Нагнетается истерия. История уже получила в СМИ названия «урок ужаса» и «бойня в школе 263»… Несомненно, меры будут приняты (успокаивают власти). Вот только какие?

Один из главных вопросов – как так получилось, что оружие отца лежал не в сейфе? Какое наказание понесёт отец за своё разгильдяйство? Пару лет условно?

- Отец Гордеева плакал и спрашивал, что пошло не так, где он ошибся?! – рассказывает свидетель.

Отец, надо отдать ему должное, сразу пришёл в класс, где куражился Сергей. К тому времени уже погиб учитель географии Андрей Кириллов, погиб полицейский Сергей Бушуев. Ещё один полицейский, Владимир Прохин, был тяжело ранен.



На телефон Сергею звонили мать, бабушка. Наконец, отец убедил сына сдаться.

Но до сих пор нет ответа: ружьё и винтовка что, открыто лежали у Гордеевых дома? Как так получилось, что пистолет отца оказался в руках психически неуравновешенного школьника?

 Депутаты предложили проверять голову у тех подростков, родители которых имеют оружие. У противников разрешения на владение гражданами оружия появился новый аргумент.

Но проблема гораздо шире. Сколько таких подростков с проблемами психики учится в российских школах? Что делается для того, чтобы подрастающее поколение росло психически здоровым, адекватным?

Подросток мог прийти в школу не с винтовкой, а с травматическим пистолетом, ножом. Мог реализовать другой сценарий – возможно, менее кровавый, но, тем не менее, драматический. Мог просто покончить с собой. Главное в том, что нечто тёмное копилось в душе и голове Сергея Гордеева, и всем вокруг на это было наплевать.

 


Сейчас выясняется, что у подростка практически не было друзей, да и казался он «странным». С другой стороны – был тихим, спокойным, интересовался учёбой и спортом. В его комнате было много игрушек и икон. Шёл на золотую медаль. Мало ли таких в школах?

- Мне было бы сложно назвать его спокойным. Здесь дело даже не в этом. Он какой-то странный был, не такой как все. Проблемы с головой, в общем. На учёбе был помешан, и спорте. Мало с кем общался. С такими людьми вообще тяжело общаться, на мой взгляд. В последнее время видео про оружие мне вконтакте скидывал, - рассказал другой одноклассник.

В общем, до случившегося Сергей Гордеев не вызывал ни у кого особых подозрений.

Сейчас, конечно, чиновники Минобра начнут собирать конференции и совещания, проверять работу школьных психологов и соцработников. Затерроризируют проверками, завалят отчётами… Вот только работа школьных психологов и соцработников станет ли от этого лучше? Галочек в отчётах прибавится?

Каждый год в школах случаются ЧП, связанные с подростками. Например, каждый год кто-то вешается или бросается с крыши из-за ЕГЭ. Каждый год! Это тоже дети, до которых никому не было дела…

Кстати, одна из версий случившегося - четвёрка, полученная Сергеем на экзамене в 9-м классе. Ещё одна версия - конфликт с учителем географии. Пожилую учительницу биологии Сергей из класса выпустил...

Соцработники и психологи обычно работают с детьми из внешне неблагополучных семей. Так проще: понятно, что если родители алкаши, то ребёнку нужна помощь. Совершенно выпадают из поля зрения этих «шкрабов» так называемые «благополучные дети».

А вообще складывается впечатление, что до детей – и «неблагополучных», и «благополучных» – в наших школах никому нет дела… Что творится у них в мозгах? Какая разница школьному работнику с небольшой зарплатой… Вот отчёт вовремя написать – это важно!