Что нам сулит вступивший с 1 сентября в действие «Закон об образовании в  РФ»? Он заменяет утратившие силу два базовых закона – «Об образовании» от 1992 года и «О высшем и послевузовском профессиональном образовании» от 1996 года. Закон готовился четыре года, и вот, наконец, держите, россияне:

1. Дошкольное образование становится первым уровнем в системе непрерывного образования. Правда, оно необязательно. Но представляете разницу между ребёнком, который получил дошкольное образование, и который его не получил? На деле это означает всё большее расширение пропасти между подготовленными и неподготовленными первоклассниками. Вторых в элитную школу не возьмут, и с каждым годом ребёнку из «быдлошколы» будет всё сложнее скорректировать отставание.



Правда, экзаменов после дошкольного обучения, по закону, быть не должно. На практике все «приличные школы» устраивают испытания для будущих первоклассников.

Дошкольное образование будет бесплатным, но сами садики остаются платными (и дорогими). Кроме того, закон не гарантирует, что всем мест хватит. Выводы очевидны. Единственный выход для тех, кто не смог отдать ребёнка в д/о, но хочет, чтобы он потом пошёл в приличную школу – учить ребёнка дома.

2. Самого страшного не случилось: общее образование в рамках федеральных государственных образовательных стандартов остаётся бесплатным. В него входят не только физкультура и ОБЖ, но и математика, физика, химия, русский язык, литература, биология, история, обществознание, искусство (музыка, ИЗО), технология (труды), география, природоведение, информатика, иностранный язык.



Вроде всё ок, но за всё, что сверх образовательных стандартов, надо платить. Пока образовательный стандарт нормальный, но… Но государство оставило лазейку для «оптимизации расходов». Смотрим следующий пункт.

3. Государственные образовательные стандарты полностью отдаются на откуп чиновникам. Что это значит? Комментирует президент Всероссийского фонда образования Сергей Комков:

- Это значит, что чиновники, которые понятия не имеют, что такое школа и школьное образование, которые не знают, что такое процесс обучения, будут утверждать стандарты образования – и начального, и среднего, и высшего. [Стандарты] должны разрабатывать специалисты, потом выносить результаты на суд образовательного сообщества и вносить в парламент в виде законопроектов. Согласно же новому закону, обсуждение предлагаемых стандартов специалистами не предусмотрено.

Вывод очевиден. Если у государства будет не хватать денег, министерство образования сможет изменить государственный образовательный стандарт до минимума и сократить школам финансирование.



4. Предметы, пройденные в специализированной школе, будут идти в зачёт в общеобразовательной. Правда, какой от этого особый толк, непонятно – ну, по музыке или ИЗО перенесут оценки музыкальной или художественной школы. Так ли это принципиально? Но вреда, по крайней мере, от этого новшества никакого, что уже радует.



5. Закон закрепляет право на обучение по индивидуальному плану и одновременное освоение нескольких программ. Это сделано для поддержки одарённых детей, но формулировка слишком расплывчата, чтобы понять, что именно сулит это нововведение.

6. Девятиклассники будут сдавать ЕГЭ. Правда, под другим названием – ГИА (государственная итоговая аттестация). На бланках, аналогичных ЕГЭ (с некоторыми внешними отличиями, но суть та же). Стрессы, суициальные настроения теперь будут мучить не только одиннадцатиклассников.



Контрольные измерительные материалы для ГИА будут разрабатываться на федеральном уровне, а вот за организацию экзамена и обработку результатов будут отвечать региональные власти. Так что лидерами по блестящим результатам опять станут школьники Дагестана.

7. Результаты ЕГЭ будут действительны в течение четырёх лет. Ну, хоть что-то полезное!

8. Для детей-инвалидов расширяются возможности получения образования в обычных школах. Право на обучение в спецшколах сохраняется, но если родители настаивают на обучении ребёнка в обычной школе – закон гарантирует ему право на инклюзивное образование.

Это несомненный плюс, но… Если в школе нет пандусов и лифтов для колясочников, кабинета для инъекций инсулина и тому подобных условий – что вы будете делать? По закону, школа обязана создать условия для приема детей с ограниченными физическими возможностями. Найдутся ли у конкретных школ на это деньги?

Право дали, а где деньги на практическую реализацию этого права?



9. Школьная форма обязательна, вид школьника регламентируется региональными властями. Стиль деловой. О плюсах-минусах родители спорят: кто-то считает покупку школьной формы более выгодной, чем траты на обычный гардероб, кто-то уверен, что траты стали больше.

10. Каждая школа обязана завести свой сайт и публиковать в нём самую важную административную информацию. Как это будет выглядеть на практике – посмотрим. Скорее всего, часть школ отнесётся ответственно, но большинство школьных сайтов, как и сейчас, будет болтаться в сети мертворождённым мусором.


Традиционный школьный сайт, сляпанный на коленке. С очень полезной для школьников рекламой


11. Будет составлен рейтинг 500 лучших школ страны. По каким критериям – пока не очень ясно, но задумка, конечно, интересная. Вопрос в реализации.

12. Учителям гарантирована зарплата не ниже средней по региону. Плюс в том, что впервые на государственном уровне введена гарантия уровня оплаты труда учителя. Минус – в том, что зарплата по прежнему будет сильно отличаться по регионам.



Вот как прокомментировал ситуацию Дмитрий Медведев:

- Платить всем под одну гребенку вряд ли возможно. Надо понимать, что везде и не только у нас, но и во всех странах есть крупные города с более развитой экономикой и финансовой системой, поэтому и разная зарплата. Я не говорю, что это хорошо, но так устроено начисление зарплат... Унифицировать нет возможности: вырастет экономика региона, вырастет и зарплата учителей.

13. Репетиторствовать у своих учеников учителям запретили. Наверное, это правильно.

14. У сельских педагогов сохранятся льготы по оплате ЖКХ. Это плюс. Минус же в том, что никаких иных методов стимулирования интереса педагогов к работе на селе не предусмотрено. А значит, в сельских школах по прежнему будет не хватать учителей, особенно предметников. Учителя иностранного языка, к примеру, тяжело заманить на село льготами по оплате ЖКХ. Особенно если льготы есть, а жилья нет.



15. Сельские школы запрещено закрывать без решения сельского схода. Поставлена точка в многолетних битвах за сельские школы. Разочарованных почти нет. Ну, кроме родителей одарённых сельских детей, которым придётся таки учиться в местной школе без спортзала и кабинета химии, а не в опорной. Потому что гарантии вывоза на учёбу детей, выбравших опорную школу,  законе нет. Хочешь – пили своими силами.



16. Зато закон вводит понятие сетевого и электронного обучения. Это плюс для инвалидов и учащихся из отдалённых сёл и маленьких городков. Результаты дистанционного обучения будут официально признаны и станут учитываться при аттестациях. Но всё довольно декларативно – скорее, только наметки.  Как оно будет реализовано на практике – опять же будем смотреть.



17. ПТУ в России больше нет. Как и колледжей, дающих начальный уровень профобразования. Теперь есть только среднее профессиональное образование, разделённое на две программы: подготовка квалифицированных рабочих и специалистов среднего звена. Вопрос, зачем это сделано? Чисто косметическое объединение или какой-то очередной тёмный замысел правительства?

18. Для льготников изменили правила зачисления в вузы. Раньше основной льготой было зачисление вне конкурса, теперь – приём на бесплатное отделение. В чём разница, кто понял?

17. В России законодательно закреплено особое положение двух вузов – МГУ и СПбГУ. У них – особый статус и право устанавливать свои собственные образовательные стандарты.



Де факто особый статус имеется и у МГИМО, куда надо, к примеру, сдавать иняз не по ЕГЭ, а комиссии. Желательно после прохождения обучения в языковой школе при данном вузе.

19. Государство больше не будет компенсировать вузам затраты по содержанию студенческих общежитий. Опентаун уже писал о том, что это значит: расходы для родителей иногородних студентов резко возросли. Не всем ломоносовым теперь будет по карману учиться в другом городе.



20. Ещё одна фига студентам от любимого государства – отмена льгот на посещение музеев. Скидки остаются только в музеях, подведомственных московскому Департаменту культуры. И правильно: нечего глазеть на всякие шедевры и просвещаться на халяву. Стране не нужны культурные нищеброды. Хочешь приобщаться к культуре, студент? Выкладывай бабло.



21. Изменяются условия приёма в аспирантуру, меняются программы, вводятся промежуточные экзамены. К чему это приведёт – поглядим-посмотрим. Но систему, когда места в аспирантуру распределялись до экзаменов (для тех, кто нашёл себе научного руководителя, экзамены символические, а кто не нашёл – хоть как сдай, всё равно не поступишь), давно надо было менять. Вот только что именно изменили? Кто хочет, может проанализировать изменения самостоятельно.

22. Вузы будут участвовать в мониторинге качества образования, а результаты будут выкладываться в интернет. Это касается и всех негосударственных вузов, большинство из которых является продавцами корочек и конторами по отстойнику дегенератов, косящих от армии.

Теоретически, теперь каждый сможет увидеть, какой уровень образования даёт шарашкина контора под названием Филиал Удмурто-Московской Финансово-Юридической Гуманитарной Академии. А на практике – кого из тех, кто собирается оплачивать там обучение, это реально волнует?