Кем на самом деле был лейтенант Шмидт?

Когда вы приезжаете на поезде в  Мурманск, улица  Шмидта  встречает первой. За долгие годы все здесь изменилось практически до неузнаваемости, кроме самого названия.

Красочные воспоминания

В 50-60-х годах вдоль пригорка застилались газеты, куски брезента или толи, за которыми «гулял» трудовой народ: рабочие рыбного порта, судоремонтного завода, депо, моряки, пришедшие с рейса  и … бичи. Слово «бич» переводится, как «бывший интеллигентный человек». Последние нагло лезли в компании, представляясь бывшими коллегами по «походам» в дальние моря. Их не прогоняли, а угощали со всей широтой русской души.  Но в будни эта  улица принадлежала нам – парням. Со всего города приходили компании ребят, рассаживались  вдоль  железнодорожного полотна и …любовались Кольским заливом.



Трудно представить, но в те времена не было каменных зданий, высоких складов, производственных учреждений -  водный простор просматривался от поселка Дровяного до Росты.  Масса рыболовных судов, которые щедро дымя, уходили или возвращались из рейса, будоражили наше воображение - мы мысленно переносились на их борта. А особенно  чувствительными были «проводы» пассажирских поездов. Многие из нас годами не выезжали, особенно, если родители были простыми рабочими.

Не лейтенант и не герой?

Долгое время я считал, что эта симпатичная и притягательная улица названа в честь  Героя Советского Союза, выдающегося арктического исследователя Отто Юльевича Шмидта (1891-1956),  а не  официально признанного медиками умственно отсталого лейтенанта  Петра Петровича Шмидта (1867-1906).

Кстати, звание лейтенанта он присвоил себе сам, поскольку со службы был уволен мичманом. Но при этом долго держался на плаву и будоражил Черноморский флот благодаря высокому покровительству своих родственников – долгие годы немцы в России занимали высокие посты.

Сомнения во мне зародились еще в 1958 году, когда мне  подарили нетленную книгу И. Ильфа и Е. Петрова  «Двенадцать стульев» и «Золотой теленок». В то время в сурово - казенном обороте советской литературы, она была словно глотком свежего воздуха в душный, знойный день.

Помню, как ошарашило  во время прочтения книги, позволение действующей власти свободно гулять в сатирическом произведении «тридцати сыновьям лейтенанта Шмидта». Ведь все, что было связано с красными датами Великой Октябрьской революции, было святым в атеистической стране и грозило трагическими последствиями тому, кто пытался ее критиковать.

 Другая сторона личности

Слово «шмидт» с немецкого языка переводится, как «кузнец». Вот советская пропаганда и «выковала» ему дутую биографию. Более того,  отечественные историки сделали его даже …покорителем Арктики. Якобы, он был приглашен вице-адмиралом Степаном Осиповичем Макаровым (1848-1904) на ледокол «Ермак», чтобы под его руководством идти на Северный полюс. Талантливый и широко образованный С. Макаров, даже в жутком сне не мог решиться пригласить с Черного моря  человека, который был знаком с полярными льдами только по сосулькам в Одессе.

Последние  творческие исследования капитана 1 ранга, историка-мариниста Владимира Шигина, документально описывает биографию Петра Шмидта, который был не только психически нездоровым человеком, не чистым на руку, но и не очень порядочным в обыденной жизни. Его официальный брак с женщиной, которая профессионально занималась «самой древней профессией», тоже не вызывает уважения к умственному развитию. Сглаживает историческую несправедливость только одно общее унижение с жителями Санкт- Петербурга: именем Шмидта у них названы мост и набережная.



В Мурманске долгие годы эту улицу  украшали два знаменитых здания – ДМО рыбаков и средняя мореходка. Остальные -  темные деревяшки, уныло торчащие  в свободной планировке. Из зелени  был только сиротливый садик на месте нынешней поликлиники «Севрыба». Другой «достопримечательностью» стало бомбоубежище, которую фашисты уничтожили вместе с северянами в период войны.



Ныне улица широко распахнута, засажена деревьями, асфальтирована и застроена каменными зданиями, но из-за обилия машин и общественного транспорта не привлекает людей на будничные прогулки. Да и залив «загорожен» так плотно, что не вызывает былых романтических чувств.

Рашид Саляев