Истерия по поводу работ, которые  компания СЗФК якобы уже  ведет на Портамчорре докатилась до Питера и Москвы. Несмотря на то, что в Хибинах участники спора приблизились к компромиссу и вроде договорились не подливать масла в огонь, есть люди, которым важнее самопиар.


(Публикация на портале online47.ru)


Какая честь для Санкт-Петербурга! Сам Михаил Рыжов примет участие в акции, которую сам и организует в северной столице. Какой изощренный само-PR!

Однако не многие поспешили на встречу с "самим" хотя  заранее подготовленные жаренным пресс-релизом средства массовой информации  известили петербуржцев, что к ним  специально прибудет  Михаил Рыжов. С  особой миссией – спасать Хибины.

Для непосвященных вкратце суть вопроса. Всеверной части Хибинских гор начинается строительство рудника для добычи апатит-нефелиновых руд на месторождении Партомчорр, а добываемую руду  будут возить на горно-обогатительный комбинат «Олений ручей», расположенный в юго-восточной части Хибин. Для этого нужно проложить дорогу, которая может пройти по территории, в перспективе относящейся к  национальному парку «Хибины», создание которого намечено правительством РФ  на 2015 год.  Целью акций Михаила Рыжова в Петербурге и Москве было не допустить строительства дороги, пересекающей будущий парк.


Жаль, что людей с таким самомнением иногда заносит, и  они не могут отличить правду от ими же выдуманных и озвученных в порыве самолюбования «подвигов». Он называет себя «руководителем Кольского центра охраны дикой природы – организации, которая несет на себе основную тяжесть борьбы за сохранение Хибин». А ничего, что есть в Кольском научном центре Российской Академии наук Институт проблем промышленной экологии Севера?  Что есть Полярный альпийский ботанический  сад - институт в том же КНЦ РАН?  Что при правительстве Мурманской области создана специальная рабочая группа по решению проблем, возникающих в ходе создания национального парка «Хибины»?

Михаилу, видимо,  не нравится, как работает эта группа. Его мнение (ЕГО, САМОГО!) члены рабочей группы подвергают сомнению, поскольку оно  не подтверждается конкретикой. Раз так – хлоп дверью! И его сподвижники по  КЦОДП выходят из состава рабочей группы. И вот он уже САМ спасает Хибины – горы, в которых « увы, не только дивная природа, но и богатые залежи полезных ископаемых».


Сильная мысль! Да если бы хотя бы частично такие залежи были на территории других государств, они бы были счастливы. Но повезло России, на ее территории оказались эти самые полезные ископаемые. Так давайте сделаем все возможное, чтобы их невозможно было достать – в этом Михаил Рыжов видит смысл своей жизни.

И вот 18 ноября в Москве и Санкт-Петербурге организуются акции в формате одиночных пикетов, не требующих согласования с властями.  Проходившие мимо, конечно, не могут не восторгаться красивыми пейзажами, представленными на плакатах пикетчиков, и не возмущаться фотографиями с вырубками леса. При этом, конечно, никто этим прохожим не говорит, что вырубки эти сделаны на территории, отведенной под строительство рудника компании-недропользователю на основании лицензии, выданной государством. Государством, которое не меньше их озабочено сохранением Хибин, но при этом еще думает о том, как бы накормить народ, обеспечить его сельхозпродуктами, которые пока еще не научились выращивать без минеральных удобрений.

Вот их-то и производят благодаря пресловутым полезным ископаемым - апатитам. А их запасов осталось не так много, и расположены они  именно в Хибинах. Но вместо того, чтобы совместно с горнопромышленниками искать вариант  добычи полезных ископаемых и сохранения природы прекрасного уголка Земли (как с точки зрения эстетической, так и практической), представители Кольского центра защитников дикой природы демонстративно выходят из состава рабочей группы. И начинают  свою борьбу.

Однако одиночные пикеты, говоря словами Михаила Жванецкого, «это не борьба, и это не результат». Что такое десяток человек, собравшихся в скверике у Казанского собора?  Даже поставленная в центре города палатка и песни под гитару, символизирующие туризм, не привлекли к себе большого внимания. Зато информация на удивление широко распространилась в СМИ.

А ведь это стоит денег. И немалых! С трудом верится, что  у общественников КЦОДП есть такие деньги.

Ну да ладно, и так ясно, что за акцией борцов-одиночек стоят совсем другие люди.
Только вот зачем постоянно врать, что «проектировка дороги велась без учета рекомендаций, вошедших в ОВОС, а также существующих документов территориального планирования»?

Проектировкой вообще никто пока не занимался. Нет проекта дороги, которая должна соединить месторождение апатит-нефелиновых руд Партомчорр с месторождением Олений ручей. Рыжову не выгодно  говорить правду о том, что идет только  выбор трассы для строительства дороги, если можно соврать?


Ладно еще с голоса Рыжова озвучивается эта подтасовка фактов в столицах, где о проекте мало кто слышал. Но местные-то корреспонденты хорошо знают эту тему, они смакуют ее уже не один год и совсем недавно писали именно о том, что идет выбор трассировки, что по одному из ее вариантов проводятся изыскания, которые должны быть завершены в январе,  а результаты представлены рабочей комиссии летом 2013 года для принятия решения о проектировании дороги по данной трассе.


Кстати, дорога там давно есть, она осталась от геологов. И ездят по ней, надо сказать, не только сотрудники МЧС и лесхоза. Здесь проводятся ежегодные чемпионаты «Арктик Трофи». Летом гоняют на горных велосипедах, квадроциклах и автомобилях, зимой им на смену приходят любители снегоходов. Причем, несутся они не только по дороге, когда обгоняют друг друга, особенно не заморачиваясь на предмет наличия краснокнижных растений и редких видов, оказывающихся под колесами. А «Северо-Западная Фосфорная Компания», тот самый недропользователь, которого пытаются уличить и в уголовном преступлении, и в мздоимстве, и просто в глупости, предлагает современные цивилизованные подходы к решению задачи – с сохранением всех видов редких растений и их популяций за счет строительства специальных мостов и переходов.


Рассматривается и вариант канатно-тросового конвейера закрытого типа для транспортировки руды. В любом случае, наличие хорошей дороги уже не позволит гонять, где попало, и уже одно это спасет многие виды от уничтожения.


Можно, увидев красивую фотографию северных гор, поставить свою подпись под требованием сохранить их природный ландшафт, но все же всегда есть смысл сначала узнать, кто и что стоит за этой картинкой. Если бы проблема была столь простой и однозначной, она давно была бы решена. И не Рыжовым сотоварищи, а Министерством природных ресурсов, у которого эта тема на особом контроле. И именно потому, что все далеко не так однозначно.