Дома, которые есть в каждом городе в большом количестве - хрущевки. Обычно представляющие собой печальное зрелище: бардак, грязь, скудные формы, уныние и  серые будни их обитателей. Почему это так?



Чтобы узнать ответ на этот раз обратимся не к администрации города, а к истории.

Инженерная конструкция  хрущевки - дома  серии К7  - разработана  Виталием Павловичем Лагутенко. Кстати, это родной дед Ильи Лагутенко, лидера группы "Мумий Троль". Талантливая семейка )


На фото - ул.50 лет октября в Кировске Мурманской области, 70-е годы.


Конструкция дома была для того времени  уникальной: дом собирался как этажерка. Если Генри Форд придумал автомобиль, сходящий с конвейера, то Виталий Лагутенко придумал дом, подобный этому автомобилю. Технология, позволяющая строить дешево, много и быстро, была найдена.



Таким образом, программа строительства этих домов решала задачу быстрого  расселения бараков  и коммуналок,  которыми страна в 50-е  еще была переполнена.



И надо сказать, что во многом это удалось. Хотя власти умудрялись стряпать коммунальные квартиры и в пятиэтажке. Конечно, со своими тонкими стенами и минимализмом в планировках, К7 никак не мог сравниться с каким-нибудь некогда дивным, но увы — коммунальным жилищем с ангелочками на высоких потолках, эркерами и альковами, где одна комната могла быть больше целой квартиры в панельном доме.


Проект Лагутенко критиковали ценители московской старины, много оппонентов было и из профессиональной среды, но они, как правило, преследовали конкретные, конъюнктурные цели. Поводы для критики были. Но была ли в том вина архитектора?

В 1962 году ДСК-1 сдал 100 тыс. квадратных метров, а в 1966 году — в два раза больше. Но у таких стахановских темпов была и оборотная сторона медали. Лагутенко не успел довести свой дом до желаемого качества по многим причинам. К массовому строительству дома К7 не была готова промышленность — так, например, в те времена просто не существовало качественных утеплителей. Некоторые моменты выявлялись только во время эксплуатации — ведь никакого опыта в строительстве панельных домов еще ни у кого не было. Только эксплуатация показала, что нельзя делать утепленные крыши, — утеплитель вбирает в себя влагу, зимой замерзает, а весной крыша начинает течь. Поэтому стали делать прохладные, вентилируемые крыши.



В 1971 году в город Набережные Челны, который сооружался усилиями московских строителей, приехал Алексей Николаевич Косыгин — председатель Совета Министров СССР. Показывали ему новостройки. Косыгин был человеком непредсказуемым, и на подобных встречах вел себя не по сценарию местного начальства, а так, как считал нужным.


На фото Косыгин - справа от Хрущева


Посмотрев отделанные пустые квартиры, он неожиданно пожелал посетить уже заселенный дом. Разумеется, такого пункта в программе не было. Алексей Николаевич решительно рванул к первому попавшемуся дому, а за ним, меся ногами грязь и холодея от ужаса (где-то на пути зияла разрытая траншея с теплотрассой) побежала свита и строители. Премьер-министр поднялся на второй этаж и позвонил. Дверь ему открыла молодая женщина, за юбку которой держались два пацана. Косыгин, не растерявшись, сунул детям конфеты и проник в квартиру. Открывшийся взгляду "пейзаж" привел премьера в негодование. Обитательница квартиры, между прочим, занимавшая должность коменданта дома, успела всего за три месяца привести ее в пещеру: кухня была залита водой, ванна завалена барахлом, обои свисали со стен живописными лохмотьями. "Вы недостойны нового жилья — заявил расстроенный Косыгин городскому руководству, — вы не понимаете, что это такое, как надо с этим обращаться. И если у вас такой комендант здания, то представляю, что у вас творится в городе".

Бывшие подвальные обитатели с трудом привыкали к благам цивилизации: бывало, что в ванной — солили огурцы, а в унитазы бросали консервные банки. С тех пор, постоянный срач вокруг этих домов (за очень редким исключением) преодолеть не удалось. И дело здесь не только в слабой работе коммунальных служб. Просто у этих домов такая аура,  а проще говоря - традиция. Которая тянется за ними многие десятилетия.


По  материалам