Две главные политические новости обсуждает страна: возвращение «брежневского Политбюро» и спасение журавлей. Казалось бы, при чём тут юбилей Путина?



Два года назад Дмитрий Медведев решил, что на высшие государственные посты надо продвигать молодых. В этом Медведев разошёлся во мнении с Путиным. Владимир Владимирович считает, что возраст обязательного выхода на пенсию для высших чиновников надо поднять до 70 лет. Высшие чиновники – это министры и советники президента.

Это решение вызвало бурление мнений в стране. Оппозиция считает, что всё в очередной раз кончено. Теперь к «путинской стабильности», которую уже сравнивают с брежневским «застоем», прибавится ещё и «брежневское Политбюро».

Другая часть мыслителей, обсуждающих государственные решения, считает возрастной ценз в 60 лет дискриминационным. Ведь далеко не каждый человек в этом возрасте становится маразматиком. Многие профессора, к примеру, успешно работают и в 70 лет, и в 80. Например, физиолог Иван Павлов написал фундаментальные работы по высшей нервной деятельности в 85 лет. Игорь Моисеев в 80 лет показывал танцорам, как правильно делать па. Кирилл Лавров в 80 лет выходил на сцену (и играл, скажу вам, изумительно). Верди в 79 лет создал «Фальстаф»а, а в 81 год – «Короля Лира». А «Фауста Гёте написал в 82 года.

И, кстати, «сверхэффективный менеджер» советской эпохи Анастас Микоян «разруливал» Карибский кризис в возрасте за шестьдесят.



А «величайшем британцу в истории» Уинстону Черчиллю в 1945 году исполнился 71 год, так что во время второй мировой войны он был, по российским меркам, уже «пенсионером». «Пенсионерами» заканчивали вторую мировую и Теодор Рузвельт, и Иосиф Виссарионович.



Учёные считают, что маразм – состояние не возрастное, а интеллектуальное. У алкоголиков деменция (слабоумие) наступает уже лет в пятьдесят. У людей с низким интеллектуальным развитием, не перенапрягавших в течение жизни свой мозг – лет в шестьдесят. После этого они могут только сплетничать на лавочках да учить молодёжь жизни. А те, кто много думал, много читал, размышлял, творил, давал нагрузку своему мозгу, устанавливал связи между нейронами – вполне могут и до столетия дотянуть в неплохой физической форме.

К тому же в наше время возрастные понятия пожилого возраста и старости отодвинулись примерно на десятилетие. После шестидесяти лет многие люди карабкаются на Эверест, выходят на яхтах в кругосветное плавание или летают на дельтапланах.

Кстати о дельтопланах. Выясняя, связано ли решение о «возвращении Политбюро» с грядущим юбилеем Путина (такими опросами пестрит интернет), никто почему-то не задумался, как с юбилеем связано желание спасти стерхов.



Все только смеются над тем, что Путину «выдадут клюв, крылья и белый халат». Некоторые считают это маразмом. А это не маразм, это другое состояние организма. Ничего смешного, господа. Андрологи утверждают что лет так с 45 – 50 мужчины вступают в период своей жизни, который характеризуется изменениями в гормональном фоне. (Да, всё верно, вы правильно догадались). И, чтобы повысить уровень адреналина, мужчины начинают испытывать тягу к экстриму. Кто-то прыгает с парашютом, кто-то катается на танчиках, кто-то ездит на охоту, кто-то садится в истребитель, а кто-то возглавляет журавлиный клин.



Но, знаете, я немного шучу, но совсем не злословлю. На самом деле Путин выглядит неплохо, физическую форму поддерживает отличную. И летать на дельтоплане за месяц до шестидесятилетия – дай Бог каждому!