Ледник Барна. Антарктида. Экспедиция Скотта.

Герберт Джордж Понтинг - неутомимый путешественник, поэт, репортер, освещавший русско-японскую войну 1904-05 годов, первый человек, снимавший кино и автохромы в Антарктике, а главное - участник легендарной антарктической экспедиции капитана Скотта на судне "Terra Nova".

Смотришь на эти фотографии и вспоминаются строчки другого великого романтика, Гумилева:

На полярных морях и на южных
По изгибам зеленых зыбей
Меж базальтовых скал и жемчужных
Шелестят паруса кораблей...

"Терра Нова" штурмует льды Антарктики.

Результатом участия Понтинга в качестве профессионального фотографа в антарктических исследованиях Роберта Скотта 1910-1913 годов явилась коллекция стеклянных негативов, насчитывающая около 1700 экземпляров. Понтинг также побывал и в роли кинооператора, сняв в экспедиции несколько коротких фильмов. И то, и другое было первым прецедентом профессиональной съемки в условиях полярной экспедиции.

Антарктида. Экспедиция Скотта.

Пингвины на скале мыса Роддса.

Впервые фотограф познакомился со Скоттом в 1909 году, во время работы над книгой о Японии (она была выпущена в 1910-м:In Lotus-land Japan). Общение с ним заставило Понтинга отказаться от своих планов продолжить поездки по Востоку.
"Его подобранная атлетическая фигура, четкие черты лица, искренний взгляд светло-голубых глаз, простая и прямая манера выражаться, спокойствие и редкая сила, исходившая от этого человека, - все это неудержимо влекло меня к нему. Во время нашей первой встречи он с таким увлечением рассказывал о своем предстоящем путешествии, об очаровании морей Крайнего Юга, о тайне шельфового ледника Росса, о величии вулкана Эребус и других гор, о чудесах животного мира в районе полюса, что я заразился его энтузиазмом... В конце разговора он сказал, что придает фотографированию очень большое значение, что считает фотодело особой ветвью искусства, а потому хотел бы, чтобы я взял на себя эту часть экспедиционных работ, если, конечно, я не против. Хотя я попросил у него день на размышление, но про себя уже решил, что приму это предложение, разумеется, на справедливых условиях".

В паковых льдах Антарктиды.

Смерть айсберга.

Вулкан Эребус.

Будучи профессионалом, Понтинг придавал большое значение формальным качествам своих композиций и эффектности картинки, часто подвергая опасности себя и других. Корабельный кок Томас Клиссолд получил многочисленные травмы при падении с айсберга, на вершину которого его попросил забраться фотограф. Сам Понтинг едва не погиб, будучи атакован девятью касатками, которых он фотографировал на льдине.

Практически все фотографии участников экспедиции за работой и на отдыхе откровенно срежиссированы Понтингом. Команда Скотта привыкла к особому виду деятельности – «подвергаться понтингованию».

Прибой на Восточном пляже.

Эребус вид с залива.

Так жили полярники из экспедиции Скотта.

Капитан Скотт.

В последней экспедиции Скотта, как известно, закончившейся трагически, Герберт Понтинг не участвовал. Знаменитая фотокнигаThe Great White Southвышла в 1921 году. Все последующие годы Понтинг посвятил популяризации своего фотографического и кинематографического материала, привезенного из экспедиции, напоминавшего о героических днях покорения Антарктики.

Лайка Крис и граммафон.

"Отдай мое яйцо!"

Застывающий лед залива на мысе Барн.

Айсберг у мыса Эванса острова Росса.

Грот в скале. Антарктида.

Капитан Роберт Фалькон Скотт.

«Мы знали, что мы идем на риск. Обстоятельства против нас, и потому у нас нет причин жаловаться. Смерть уже близка. Ради Бога, не оставьте наших близких!..»

Это последняя запись, которую капитан военно-морского флота Ее Величества Роберт Фолкон Скотт сделал в своем дневнике 29 марта 1912 года.

Скотт и двое его товарищей, Уилсон и Бауэрс, умирали от холода, истощения, цинги и гангрены в занесенной антарктическим снегом палатке в 264 км от основной базы британской экспедиции и в двух десятках километров от перевалочного лагеря «Одна тонна». Там их ждал запас еды, но добраться до него они уже не могли. Позади был покоренный Южный полюс, но там  они стали вторыми: норвежец Руаль Амундсен опередил их на месяц с лишним. Позади остались двое уже погибших на пути от полюса к берегу товарищей. Один, лейтенант Эванс, получил сотрясение мозга при падении на леднике и умер еще в феврале. Второй, капитан Оутс, отморозил обе ноги и, чтобы не сковывать собой друзей, 16 марта выполз из палатки в буран, сказав в лучших традициях черно-стоического британского юмора: «Пойду пройдусь».


Понтинг за проявкой снимков.