Только ленивый турист здесь не побывал.

Самое подходящее время для знакомства с экзотикой, это зима. Такой потрясающий контраст, из снега - в тропики. Но и сейчас вполне.

Это фотографируют все, так что не будем нарушать традиций. Административное здание и эмблема.

А теперь, тропики и субтропики, Африка и обе Америки, а также немного Юрского Периода, итак, коллекционная теплица

изнутри.

Сначала кактусы и всякие суккуленты, потом финиковые пальмы и нет только финиковые

Потом хвойные. Например, кипарис и криптомерия.

              

Ягоды кофе.

Ядовитая алоказия. На заднем плане - стена, увитая монстерой и чем то еще.

Обогнув суккуленты, пальмы и хвойные, мы повернули на большой круг.

У каллиандры необычные цветы.

  

Бегонию знают все. А таких размеров?

       

Впрочем, здесь можно встретить и другие привычные домашние растения, большие и маленькие.


           


Этот листик был с Востока
В сад мой скромный занесен,
И для видящего ока
Тайный смысл являет он.
Существо ли здесь живое
Разделилось пополам?
Иль, напротив, сразу двое
Предстают в единстве нам?
И загадку и сомненья
Разрешит мой стих один;
Перечти мои творенья,
Сам я — двойственно един.
 

Так прославил гинкго двулопастный Иоганн Гете в своем стихотворение. Вот вам и парк юрского периода. Этому виду более 150 млн. лет. По некоторым данным даже 300 млн. лет. Живое ископаемое.

  

Еще одно ископаемое - саговник.


Почти баньян.

Баньян - это фикус, который разросся так, что образовал целую рощу.


Бругмансия? Наверное.


Родственница банана - стрелиция.

         


А это агава.

Текилу не из кактусов делают, а из агавы.

Столетник тоже все знают, но размеры...

Пока ходили по коллекционке, на улице стало проясняться и "проявились горы", поэтому мы прогулялись до Большого Вудъявра.

Живописные папоротники. Это на улице.

Вот и Вудъяврчорр или Мамонтенок. Это из-за формы.

Ближе к озеру видели медвежие следы и медвежьи какашки. Следы были уже нечеткие, поэтому фотографировать не стала. А вот какашки можно было и заснять, да чего-то не сфоткала.

Лес по дороге

Подошли к озеру.

На обратном пути засняла Вудъяврйок


Вот и все.

Напоследок  небольшая побасенка.

Приехал в Австралию один человек из Бразилии. И привез с собой опунцию. Растение универсальное - съедобный плод, само растение тоже съедобное, можно делать варенье, джемы и еще много всякой еды. Можно использовать в качестве живой изгороди. В природе это огромный кактус с крупными лепешками и шипами. Гораздо больше того, что можно видеть на подоконниках в качестве комнатного растения.

Сначала фермеры были довольны. Но потом опунция стала распространяться все больше и больше, занимая гектар, за гектаром, пастбище за пастбищем. По некоторым данным до 24 миллионов гектар. Поначалу ее жгли, но это не помогло.

Тогда из Аргентины привезли гусениц кактусовой огневки. Это моль такая. И она слопала опунцию. Не всю. Немного оставила, достигнув с опунцией экологического равновесия. Так кактус перестал быть стихийным бедствием, а злобный вредитель стал желанным гостем.

В долине реки Дарлинг, в штате Квинсленд, в городе Далби, в 1938 году гусеницам этой моли поставили памятник. Собственно, памятник  - это сильно сказано. Каменная штука с каменной панелью, где коротко изложена эта история.Тем не менее, не часто можно увидеть памятник гусенице.

Поездка в ботанический сад получилась внеплановая и спонтанная.

Завтра в планах - "Дорога Жизни".